Окт 2, 2018

Лариса Ильченко: «Я была «своим парнем» во дворе»

В августе 2008 года волгоградская спортсменка Лариса Ильченко завоевала золотую медаль на XXIX летних Олимпийских играх в Пекине.

Спустя десять лет наша прославленная землячка, ныне возглавляющая отделение плавания в ГАУ ВО «ЦВВС «Спартак-Волгоград», делится своими воспоминаниями с коллегами из местного издания «Волгоградская правда – СПОРТ-ТАЙМ» в новой рубрике «Как всё начиналось».

Предлагаем вашему вниманию монолог без купюр олимпийской чемпионки, многократной чемпионки мира и Европы по плаванию на открытой воде Ларисы Ильченко.

 

Источник: www.vpravda.ru

 

Надувные человечки

«На этом фото, – говорит Лариса, – меня ещё никому не удалось опознать. (Смеётся.) Однажды мы случайно забрели с мамой в бассейн «Спартак». Тренер заметила меня на трибуне, ухватила и давай тискать: ай, какой пупсик! И в воду меня бултых. Стала маму уговаривать, чтобы отдала меня на плавание. Выбери я гимнастику или танцы, мама бы тоже поддержала. А тогда я кивнула, хотя страху потом натерпелась. Глубина бассейна под вышкой семь метров – двухэтажный дом, а я даже плавать не умела!»

– Помню, что в группе по плаванию у чужого, незнакомого дядьки  я была самая маленькая, даже свою спортивную сумку тащить тяжело, – вспоминает Лариса. – Это потом, правда, мои сумки ребята постарше таскали, а зимой ещё и мою тяжелую шубу. А поначалу в двери раздевалки сначала появлялась сумка, а потом я. Помню свою первую тренировку и страшный металлический крюк в два с половиной метра в руках тренера.

Ребёнок судорожно хватался за этот самодельный крюк руками, а тренер не спеша водил его по воде. В 90‑е все бассейны в Волгограде были глубокими, и нас учили плавать не как сейчас в лягушатниках, а сразу на глубине. Надевали большие резиновые круги, купленные в аптеках, – и на воду. Два круга на плечи, один – на ногу.

Пошевелиться этому надувному человечку в воде было практически невозможно, поэтому мы просто дрейфовали от борта до борта. Ещё на первых порах в помощь начинающим давались обычные деревянные доски, которые тренер швырял в воду, и нужно было вовремя нырнуть, чтобы доска не прилетела в голову.

Последние десять минут тренировки заканчивались купанием, играми, прыжками с тумбочек, бортиков, ластами друг друга лупили. И вот это было так замечательно, что ради этих минут многие шли потом на тренировку. Поэтому и сейчас говорю тренерам, которые набирают детей: пожалуйста, не лишайте их этих последних 10 минут. Дети приходят в бассейн с разным настроением, но уходить они должны счастливыми, чтобы всегда хотелось вернуться.

 

Вкус жареной с песком курицы

«Бабушка работала уборщицей во Дворце политпросвещения, и за счет ее зарплаты меня готовили в нулевой класс. Училась всегда на четверки и пятерки. Для меня тройка была катастрофой».

Во время летнего лагеря мы тренировались, а на тихий час отправлялись в одну из школ, куда раньше отнесли уже свои раскладушки. Мне настолько нравилась такая жизнь! Ведь что может быть важнее для ребёнка, чем общение со сверстниками?!

У меня друзей было в три раза больше, чем у обычных детей. По школе – раз, по спорту – два и по улице – три. Мальчишки относились ко мне замечательно. Я там была «свой парень»! Кстати, с тех пор при выборе друзей всегда предпочитаю мужчин. А тогда мы ещё выезжали за Волгу с родителями.

До сих пор помню вкус жареной с песком курицы, картошки, запах вареных яиц. Тренер придумывал оригинальные смешные конкурсы, эстафеты… А сколько эмоций, когда тренер, решив, что кто-то тонет, бросался его спасать! Тренеры были для нас настоящими героями.

 

Расчёска и зеркало – шикарный приз

Было много соревнований, особенно внутришкольных. Но я очень долго не могла ничего выиграть. Соревнования проходили бедненько и скромненько. С родителей собирали мизерные стартовые взносы по 10–20 рублей и покупали нам призы.

Девочкам вручали особенные трансформеры. Открываешь его, и выезжает с одной стороны расчёска, а с другой – зеркало. Шикарная вещь! Или какие-то бусики с браслетиками. В общем, нечто интересное для девчонок. Ну и, конечно, медальки, значки, это самое ценное. Грамоты, которые печатали на машинке или заполняли от руки. Все это манило, хотелось выигрывать. И каждый раз, когда проигрывала, очень расстраивалась.

 

Обогнать Аню!

Мама никогда не ругала за поражения, но я прекрасно знала: вот сейчас доплыву, займу опять второе место, поднимусь на трибуну, а мама скажет: ну что же ты?! Не могла быстрее, что ли? Я тут сижу, а ты опять вторая. И мне так не хотелось этого слышать. А долго выиграть не могла, потому что весь горизонт мне закрывала младшая сестра известного нашего ватерполиста Андрея Рекечинского (сейчас гендиректор ФК «Ротор» – прим. ред.) Аня. Она выигрывала все детские старты, методично убивая все мои надежды. Я даже как-то стала мириться с мыслью, что верхняя ступенька пьедестала почёта уже не для меня, если выходит на старт Аня Рекечинская. Помню день, когда нас вновь поставили плыть 400 метров вольным стилем. Мой тренер подробно рассказал, как разложить силы по дистанции, чтобы Аню обогнать.

Речь шла не о победе, а о том, как Аню обогнать! И я выиграла в тот день у неё касание! Это были ни с чем несравнимые эмоции. Так я в 10 лет первый раз выиграла не только школьные соревнования.

 

Грамоты  менялись вместе с нами

Знаю, что многие спешат расстаться с детскими грамотами, призами, а у меня все хранятся. Даже самые первые грамоты, которые от руки написаны. Они все мне так дороги. Ведь это мой труд, мои воспоминания.

Я смотрю, как эти грамоты менялись вместе с нами, и это больше, чем личная история. Хочется, чтобы и нынешние дети к своим наградам так же уважительно относились. Станут они чемпионами или нет, но это память на всю жизнь.

 

«Воевала наравне с мальчишками»

Во дворе успехи в спорте веса не имели, и у меня никогда цели не было завоёвывать там авторитет таким путём. Мы ломали палки, играли в войнушку, и я воевала наравне с мальчишками. Помню, однажды мама купила мне красивые футболки: одна в желтую полоску, другая – в красную. Красивые невероятно.

Одну я тут же напялила для прогулки во двор. Нашей компании сразу повезло – нашли где-то старую синьку. Тут же решили расписать стены ближайших домов. Естественно, что расписали не только стены, но и мою новую футболку. Жалко было до слёз!

Это сейчас красивых тряпочек у всех полно, а тогда достать что-то красивое, да ещё при том безденежье… Когда у нас элементарно на еду не хватало. Можете представить лицо моей мамы, когда я вернулась домой?

 

Кот был на грани срыва

У нас с мамой были очень сложные периоды, когда ей задерживали зарплату или выдавали её сыром. Называлось это красивым словом – бартер. Я, конечно, и сейчас сыр люблю, просто тогда его было очень много. Открываешь холодильник, а там только огромная катушка сыра на много килограммов и больше ничего. И я помню, как люди продавали свою «зарплату» друг другу. Кому чем выдали, тем и торговали, обменивались.

С нами жил кот, которого мы кормили субпродуктами. Мы покупали для него куриные лапки, куриные головы. И он настолько голоден был всегда, что готов был убить за свою порцию еды. Однажды, проходя мимо него, а у кота как раз был обед, я машинально заметила маме: как громко у соседа работает дрель. Она быстро оценила обстановку и тихо так говорит: быстро убери ногу от кота, разве не видишь – он рычит на тебя и уже на грани срыва.

Потом маму сократили, и стало совсем тяжело. Но, к счастью, я очень рано начала зарабатывать и помогать маме. Так началась моя взрослая жизнь и мой путь к победам в большом спорте…

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.

Рубрики
 
Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031